RHL
<умерший>
Написано не сюда, но, на самом деле, относится ровно сюда же. Это еще (во многом) от старого, пусть тут и лежит.

Изначальная позиция моего рассуждения такова: в мире магов сознание представляет собою подобие фильма (что позволяет присутствовать в сцене) в случае памяти, или последовательность слов и сцепленных с ними образов, в случае, если речь идёт не о воспоминаниях, а о мыслях. Эмоции человек в среднем запоминает намного хуже и, в лучшем случае, помнит их скупо, в виде отметок "я испугался", "было страшно", "я негодовал".
Британское общество, о котором мы здесть (в основном) говорим, вообще испытывает подобие предубеждения к демонстрации и описанию эмоций, поэтому для их сохранения в памяти можно использовать исключительно цветовую составляющую "картинки" - ровно так, как делают в магловских фильмах для создания атмосферы.

Здесь я исхожу из того, что человеческая память условно-цветная. На самом деле это совсем не всегда и не со всеми воспоминаниями так, но мы упростим задачу...

Что мы знаем о памяти ещё? Мы знаем, что воспоминания можно представить как "нить" и нить эту можно отделить от прочих разных воспоминаний, уложить отдельно, изъяв из собственной головы, а потом встроить обратно. Нить эта конечна и непрерывна, то есть по сути "память" - набор конечно-непрерывных воспоминаний, собранных последовательно.

Почему я так думаю? В частности потому, что будь у профессора Слагхорна возможность не-показать печально известное воспоминание о разговоре про хоркрусы целиком, так, как оно представлялось ему цельным, ему не было бы нужды переделывать концовку вовсе. Проще и безопаснее было её вовсе "удалить". Принцип неумножения сущностей косвенно предполагает, что удалить её было нельзя, то есть, что в пределах самого себя одно воспоминание является целым и неделимым.

Тут возможна прекрасная игра с собственной психикой, доступная тем, кто затачивал свой разум под ТИ: поделить единое воспоминание на несколько независимых и разорвать связи между целым, сделав из этого целого набор частных. По сути дела задачка не сильно уступает по сложности созданию хоркруса.

Тем не менее, что делает легилимент? Простой легилимент считывает по поверхности памяти набор воспоминаний, нитка за ниткой. Он не может читать несколько нитей одновременно и, похоже, не в силах читать воспоминание не с начала, хотя очевидно, что в процессе погружения время "внутри" течёт несколько быстрее, чем "снаружи".
Почему? Потому что иначе легилименция очень медленный процесс, и потому что младший Поттер, подсматривая в думоотвод, проводит там явно меньше времени, чем требуется чтобы полноценно "прожить" всё то же самое в реальном мире. По сути коэффициент перехода нам не важен, важно что быстрее.

Что же делает легилимент "непростой"?
Легилимент не простой (как я подозреваю) кроме самой "нити" видит сцепки между нитями - ассоциации, скрепляющие воспоминания между собой, то, что, собственно, делает из памяти единое целое. Таким образом легилимент высокого уровня, теоретически, способен не только считывать самые яркие и поверхностные из воспоминаний, он способен передвигаться в объеме чужой памяти, одновременно на неё влияя посредством активации (он их "выводит на поверхность", то есть "усиливает") ассоциативных связок.

Именно здесь вступает в игру так любимое всеми "Легимиленция - сплав, силы воли и магической концентрации, направленной на взлом сознания и извлечения из него информации. Напрямую зависит от: силы воли волшебника, умения концентрироваться и знания теории, а так же количества опыта вырабатываемого в практике."
Если же проще - сила легилимента позволяет видеть разной силы и устойчивости ассоциации, а опыт - трактовать их и использовать, чтобы попасть не абы куда, а ровно туда, куда хочется. С этой точки зрения (почти парадокс) легилимент больше силы имеет над тем, кого он хорошо знает, часто легилиментит, и, как дополнение, в том случае, если он уже знает, что именно он хочет найти в чужой голове. Иначе это похоже на поиск без любого рода ключевых слов.

Вывод: Лорду Волдеморту не только быстрее, ему еще и рациональнее периодически считывать рассудок абсолютно всех своих ПС, особенно тех, кто ему знаком меньше, поскольку иначе искусство его легилименции требует больших разовых затрат и нуждается в дополнительных стимулах со стороны окружающей среды. Например, в пытках. Поскольку пытуемый обычно имеет представление о том, что именно он желает скрыть или о том, что от него желают узнать, он придает этой информации другой статус и она становится "весомее" и "ярче".
Зачем Лестрейнджам накладывать Crucio на Лонгботтомов? Затем, что там присутствует Беллатрикс - канонный легилимент, но легилимент не такого уровня, чтоб перекопать аврорской семье всю голову. Они торопятся, поэтому применяют Crucio как внешнее воздействие - стимулирующее воспоминания. Во всех практически иных трактовках это действие бессмысленно просто потому, что проще (и действеннее) добыть Невила и мучить его на глазах родителей. Но, если мучть Невила, активация памяти пойдёт по ассоциациям с Невилом, а не с Лордом.

Что, собственно, связано напрямую с ассоциациями и связками между воспоминаний? Как легко догадаться - здравый рассудок, поскольку здравость его именно что определяется стандартизованностью связки между сигналом и ответом. То есть воспоминания, мысли и эмоции у людей в здравом рассудке упорядочены примерно одинаково.

Здесь проявляется небольшая бонусная идея: канон. Родители Лонгботтома запытаны до полного помешательства, но живы. Идёт фарсовый совершенно процесс в Министерстве с допросами. Почему? Ответ: потому что у сумасшедших людей воспоминания практически невозможны к легилименции, у этих воспоминаний отсутствуют ассоциативные связки, поэтому прочесть можно только самые яркие куски. Я не специалист по осознанию пыточных заклятий, но мне смутно помнится, что в памяти застревает совсем не тот, кто применял Crucio, а, скажем, узор на ковре. Или запонка.
По той же причине после никто не применит легилименцию к безнадёжно рехнувшемуся Локхарту, хотя, казалось бы, он должен помнить всё, что случилось с ним после потери памяти.

Так да, вернувшись обратно к теме разговора.
Что делает окклюмент? Окклюмент перестраивает связки между воспоминаниями, активируя и "подсвечивая" те из них, которые хочет сделать прочитанными. Он заменяет природу связок между воспоминаниями и фантазиями, уравновешивая их в ценности... проще говоря, он контролируемо и локально сходит с ума.

Отсюда все известные эффекты:
"1. Создание блока, в сознании, скрывающего за собой информацию. Наиболее примитивный и прямолинейный. Блок легко взламывает волшебником, обладающим более высоким уровнем знания легимиленции, нежели субьектом окклюменции.
В случае первой категории, защита строится по принципу, думать обо всем, кроме того, что нужно легимиленту. В большинстве случаев окклюмент представляет перед собой каменную стену и в подробностях пытается воссоздать рельеф ее поверхности."

То есть, говоря проще, окклюмент перестраивает своё восприятие, фокусируя его целиком на внешнем явлении. Ассоциации он при этом убрать не может и успешность блока напрямую зависит от того, смог ли "читающий" найти связку между этой стеной и внутренним миром окклюмента. Ещё проще говоря, это навязчивая идея.

"2. Ложные воспоминания. Второй по сложности уровень, заключающиеся в попытке обмана легимилента и предоставления ему ложных, воссозданных окклюментом воспоминаний. В данном случае, имеется прямая зависимость с фантазией и креативного мышления окклюмента. Лишь превосходящий по силе легимилент способен вскрыть фальшь и в большинстве случаев это зависит от внимательности легимилента."

То есть подмена структуры связок: фантазиям придается статус реальных воспоминаний, методом ассоциативного встраивания их в общую картину памяти. Локальное сумасшествие с заменой куска реальности на вымышленный мир.

"3. Боевая окклюменция. Наиболее сложный раздел, позволяющий сильному окклюменту атаковать легимилента, в момент контакта, заставив того пережить самые худшие свои воспоминания. Такой контрудар способен вызвать у легимилента сумасшествие, шоковое и даже обморочное состояние. Известны случаи, когда легимиленты впадали в кому, а через какое-то время погибали. Для удачной атаки, окклюмент должен как минимум не уступать легимиленту, а желательно превосходить его, потому что в случае обратной пропорции и неудачной контр-атаки, окклюмент может подвергнуться своим же страхам и его могут ждать те же последствия, что написаны выше."

В принципе это уже уровень запредельного, но реального: подсунуть легилименту мало того, что выдуманное, так ещё и выдуманное специально для него так, что он, вынужденный, как мы помним, просматривать воспоминание целиком или, как минимум, от ассоциации до ассоциации, получает от этого просмотра невыразимые страдания.

Со своей стороны я, как местный сумасшедший, вообще порекомендовал бы простой и незамысловатый способ поимки легилимента: закольцевать воспоминание в процессе прочтения и оперативно удалить ассоциативные связки, соединяющие его с прочими уголками сознания. Это, на самом деле, не так сложно - навязчивая оторванная от реальности мысль, прокручивающаяся в фоновом режиме.

Ах да, разумеется все манипуляции уровня хотя бы преобразования собственных ассоциаций это уже ТИ безо всяких вариантов, хотя "блок" и "ложная подсветка" возможны, как мне кажется, и без погружения в пучины ТИ.

К чему я всё это? Разумеется к наследственному сумасшествию Долоховых.

как всегда использованы материалы ММТ, головной мозг и мимопробежавшие материалы мистера Теодора Нотта...
запись создана: 21.11.2013 в 15:22

@темы: Размышления